Сейчас: 2018-11-16 16:32:42

    Новости

    На сходке подрались воры в законе

    "Вор

    Вор в законе Михаил Боровский по кличке Ника Израильский



    В минувшие выходные в Греции, где идет крупнейшая за последние годы воровская сходка, случилась стычка между «ворами в законе»: 39-летним Михаилом Боровским по кличке Ника Израильский и 38-летним Гелой Кардавой.


    По нашим сведениям, основная масса воров собралась в Греции еще в середине прошлой недели. Ключевой вопрос для собравшихся — разрешение конфликта. С этой целью представители обеих враждующих группировок впервые должны были сесть за стол переговоров, чтобы найти пути для выхода из кризиса.


    Главная интрига в том, что со стороны сухумцев ожидалось прибытие их лидера, Мераба Джангвеладзе, который находился по соседству, в Израиле, готовый присоединиться в любую минуту.


    В ожидании Мераба прибывшие воры рассредоточились мелкими группами по всей Греции, чтобы в назначенный час собраться в условленном месте. С целью обговорить детали приезда Джангвеладзе в Грецию был делегирован Миша Боровской. На его встрече с ворами неожиданно появился Гела Кардава в сопровождении Маци.


    "Вор

    Вор в законе Гела Кардава



    Слово за слово, между Гелой и Никой завязалась словесная перепалка. После иронии Ники по поводу написанного Гелой прогона по Бадри (когда тот уже находился за решеткой и не мог адекватно ответить) и того, что Гела — сам не вор, между ними началась драка, к которой присоединились другие участники встречи. Во избежании приезда греческой полиции, дерущихся быстро разняли сохранившие хладнокровие товарищи.


    Разумеется этим конфликт исчерпан не был и в лице Ники братья Кардава нажили себе еще одного влиятельного врага, за которым стоят не только кутаисские воры, но и добрая половина уголовного мира Израиля. Одно дело — сорвать сходку, которая может выйти тебе самому боком, а другое — напасть на парламентера, приехавшего договариваться о мире. Теперь Гелу ругают даже близкие. Ведь умышленно или нет, Кардава бросает тень на своего старшего — Деда Хасана, которого и так называют единственным заинтересованным в том, чтобы война никогда не закончилась.