Сейчас: 2018-10-23 13:37:35

    Новости

    Война за наследство «Менатепа»

    В центре конфликта экс-соратников Михаила Ходорковского - Ольги Миримской и Алексея Голубовича - оказался небольшой БКФ-банк, в котором, возможно, хранились ключевые связи с остатками империи опального олигарха. Сюжет: Банки и финансовый кризис Техничная комбинация В начале августа вкладчики небольшого банка БКФ (Банк корпоративного финансирования) оказались всерьез напуганы, когда прочитали новости о том, что развод предпринимателей Алексея Голубовича и Ольги Миримской угрожает им серьезными потерями. Считалось, что БФК-банком управляла и владела Ольга Миримская. Но, как выяснилось, серьезные виды на учреждение имеет ее экс-супруг Алексей Голубович. И у него получилось эти виды превратить в реальность. Судебные приставы в ближайшее время начнут процесс реализации принадлежащих Ольге Миримской компаний, владеющих почти 80% банка БФК, в счет непогашенного долга в размере 170 миллионов рублей. В этом случае Миримская теряла банк, который оказывался в неопределенном положении, и мог стать легкой добычей структур Алексея Голубовича, которые владеют сейчас 10,01% акций. Представители БКФ начали разъяснительную работу со взволнованными клиентами на специализированных форумах, пытаясь опровергнуть сам факт ареста счетов. А затем на сайте Банка корпоративного финансирования появилось официальное сообщение, в котором тот опровергал лишь «трактовку фактов, которая ставит под сомнение деловую репутацию и финансовую устойчивость банка» и сам факт возможности потери над ним контроля со стороны Ольги Миримской. Виртуальная АТС от Зебра телеком Тариф FREE без абон. платы. 3 номера 495, 812 или 8-800 в подарок! Все виды оплаты!Тариф FREE без абон. платы. 3 номера 495, 812 или 8-800 в подарок! Все виды оплаты! zebratelecom.ru Москва Номера 8-800 Многоканальные номера IP-телефония Виртуальная АТС На рынке с 2001 года Надежная связь Доверьтесь профессионалам Ведущий оператор связи 15 лет на рынке Выгодные тарифы Надежный оператор связи Высокое качество связи Нам доверяют Связь на высшем уровне Техподдержка без выходных Перейти Яндекс.Директ БКФ, по всей видимости, особенно задело предположение одного из экспертов о том, что данное кредитное учреждение может заинтересовать тех, кто скупает банки для сбора вкладов и дальнейшего вывода средств. Несмотря на очевидный перебор с прогнозом, никакой реальной реакции со стороны банка не последовало. Авторы релиза грозили авторам текста и редакциям Уголовным кодексом и потребовали удалить текст. Про иск так ничего и не известно, а сам текст статьи в газете «Коммерсант» находится на прежнем месте. Зато стало известно о том, что представители Ольги Миримской пытались судиться с приставами, подав против одного из них административный иск в Пресненский суд. Но безрезультатно. Вероятно, данное обстоятельство означает, что Ольга Миримская может действительно лишиться банка БКФ, хотя ее представители и пытались это опровергать. Резервный «Менатеп» Самое странное в этой истории - превращение такого скромного актива, каким является Банк корпоративного финансирования, в яблоко раздора. Алексей Голубович управляет совсем другим бизнесом - группой компаний Arbat Capital, и его имя обычно звучит в несколько ином контексте. В то же время считать БКФ своим бизнесом, у Голубовича есть некоторые основания. Дело в том, что БКФ-банк был создан группой компаний «Русские инвесторы», которую контролировал Алексей Голубович. А нынешний Arbat Capital — это и есть реинкарнация «Русских инвесторов». ПО ТЕМЕ 739 В Кремле создан штаб по преодолению сложностей, связанных с пенсионной реформой Грядущая пенсионная реформа вызвала бурю негодования у народа. В связи с этим, как утверждает анонимный источник из Кремля, при администрации президента был создан специальный штаб по борьбе со сложностями, связанными с новым законопроектом. Банк с названием БКФ основан на лицензии другого банка - ФАБА. Данное кредитное учреждение зарегистрировано еще в феврале 1994 года, в сентябре 1997 года его купил эстонский Сберегательный банк, осколок советской банковской системы. Кстати, это первый в российской истории пример покупки отечественного банка иностранным инвестором. Банкиры объясняли это приобретение «растущими потребностями эстонских клиентов в российских партнерах». Но совсем скоро - в дефолтном 1998 году - история эстонской экспансии в Москве закончилась. Эстонский Сбербанк канул в лету, будучи поглощенным шведской Swedbank Group. А ФАБА в 2001 году купила корпорация «Русские инвесторы» и завела туда своих клиентов. На банковских форумах того времени предполагали, что реальным покупателем могла быть нефтяная корпорация ЮКОС, и терялись в догадках, зачем нефтяникам понадобился «малюсенький карманный банчок». Основанием для таких предположений было участие в работе банка Алексея Голубовича и команды банкиров из «Менатепа». Постепенно все вопросы пропали. Считается, что настоящий перелом в отношениях Голубовича и «Менатепа» наступил в середине 2000-х после того, как у соратника Михаила Ходорковского принудительно выкупили долю в трасте, контролировавшем 4,5% акций гибралтарского холдинга Group Menatep Limited (GML). Голубович стал сотрудничать с прокуратурой и давать показания против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. На втором процессе ЮКОСа в 2010-м году они сыграли большую роль в осуждении обоих олигархов. Что в истории с сотрудничеством правда, а что хорошо разработанная комбинация самого Алексея Голубовича, сказать трудно. Этот человек был корпоративным стратегом «Менатепа» в начале 1990-х - эпоху, когда число специалистов такого профиля в стране измерялось числом пальцев одной руки. И он мог задумать и реализовать любую - саму изощренную комбинацию. Одним из важнейших активов «Русских инвесторов» стал холдинг «Русский продукт», в который были объединены Московский экспериментальный комбинат пищевых концентратов «Колосс», Московский пищевой комбинат, макаронная фабрика «Супермак» и Детчинский завод овощных концентратов (Калуга). Созданный в 1996 году усилиями людей «Менатепа», он также считался собственностью этой группы. Но до определенного времени в качестве фронтвумэн корпорации выступала Ольга Миримская. В 2003 году в момент, когда перед ЮКОСом и его командой замаячили перспективы тотальной войны, на рынке появилась информация, что контрольный пакет «Русских продуктов» выкуплен французскими фондами, которыми управляет Loze & Associes. Но сам Лозе эту новость категорически опроверг, а история закончилась тем, что эти акции оказались у менеджмента «Русского продукта». Пищевой бизнес у Ольги Миримской не заладился, зато на рынке оказался целый комплекс объектов недвижимости - 25 строений на ул. Пермская, вл. 1, рядом с Микояновским и Черкизовским мясокомбинатами. Они были оценены в 1,66 млрд руб. - существенно больше, высокую оценка БКФ. Отравленная жизнь Впрочем, Ольга Миримская уже не претендует на «Русский продукт». В основном она занимается обороной своей личной и семейной жизни. Проблемы Миримской начались после того, как она вместе с супругом начала стратегическую игру против команды «Менатепа». В 2008 году оба дали показания в Мосгорсуде в качестве свидетелей по делу бывшего совладельца НК «ЮКОС» Леонида Невзлина, получившего 1 августа 2008 года заочно пожизненное заключение за организацию убийств и покушений. Более того, они выступили в СМИ с обвинениями в адрес Леонида Невзлина. По словам Голубовича, автомобиль Миримской был заражен парами ртути. Экс-стратег «Менатепа» увидел в этом «почерк службы безопасности ЮКОСа, руководимой Невзлиным». После этого, 26 сентября 2008 года, в Москву на имя Ольги Миримской было доставлено кольцо с кашмирским сапфиром изумрудной огранки весом 23,38 карата и стоимостью $3,6 млн. Счет на него прибыл позже, но покупательница оплачивать его не торопилась. Странным образом, но продавец камня - глава D&M Capital Group Моти Спектор, который приезжал в Москву в ноябре 2008 года, чтобы урегулировать проблему, смирился с такой ситуацией. Он вспомнил о кольце спустя два года после того, как показания Алексея Голубовича окончательно утопили Ходорковского и Лебедева. В августе 2010 года Верховный суд штата Нью-Йорк принял к рассмотрению иск ювелирной компании D&M Capital Group к Ольге Миримской. Сумма претензии составила уже почти $6 млн. В 2011 году началась спешная распродажа бизнеса «Русского продукта» доверенным лицам. Но это не остановило, а лишь усилило атаки на Ольгу Миримскую, которая к этому моменту уже лишилась поддержки Алексея Голубовича (экс-партнеры ЮКОСа развелись в 2011 году). Возможно, именно эти обстоятельства дали основание австрийским СМИ обвинить Ольгу Миримскую в мошенничестве и выводе средств в офшоры. Судебные приключения мамы Оли К этому времени тему наследства состояния семьи «Русских инвесторов» осложнило появление нового наследника. В 2014 году Ольга Миримская вступила в программу суррогатного материнства. Новый муж (и счастливый отец) главы БКФ Николай Смирнов также работал в банке. Это был плохой знак для новорожденного. Ребенок стал настоящим объектом раздора, публичных скандалов и многочисленных судебных исков в разных юрисдикциях. На этом этапе в периметр разборок вокруг «мамы Оли» оказался вовлечен БКФ, в котором в сентябре 2017 года следователи управления СКР по Южному административному округу Москвы провели серию обысков. Ольгу Миримскую обвинили в хранении оружия, прослушке телефонных разговоров и даже в поддержке украинских националистов. Но даже все эти атаки не смогли обрушить банк БКФ. Похоже, ему удалось выжить прежде всего из-за своих скромных размеров - у него мало клиентов и еще меньше операций. Но настоящую реальность может показать только вскрытие.