Сейчас: 2018-11-22 11:51:34

    Новости

    Тарас Чорновил: Путину дали пощечину

    Тарас Чорновил: Путину дали пощечину
    Тарас Чорновил: Путину дали пощечину

    В понимании мира Россия остается опасным государством, но уже не является великой.

    Об этом политический аналитик, эксперт по вопросам международной политики Тарас Чорновил заявил сайту glavred.info.

    "Эта была встреча в "нормандском формате" минус Россия. Показательно, что такой формат сложился не в результате демарша России — ее просто не пригласили. Судя по комментариям, в России были растеряны из-за этого, не ожидали такого результата, до последнего ждали, что приглашение придет. То, что РФ не стала участником переговоров, было для Путина "пощечиной", у России сегодня не те позиции, чтобы в ответ начать демонстрировать силу.

    Показательный момент сводится к тому, что в понимании мира Россия продолжает оставаться опасным государством, но уже не является великой. Понимание того, что Путин врет и не выполняет никакие договоренности, стало абсолютным в Европе. На пресс-конференции Меркель сказала фразу о том, что они созваниваются с Путиным и вернулись бы к полноценной нормандской модели переговоров, но не уверены в том, что переговоры при участии России дадут какой-то результат. Европейские лидеры осознают, что переговоры можно проводить с одним и тем же результатом, что с Путиным, что без него — все равно договоренности он не выполняет.

    Сложно сказать, влияет ли это на деэскалацию конфликта, но в некоторой степени это помогает Украине доносить свою позицию и создавать общий фон, который позволяет сдерживать российскую агрессию. Ведь именно экономические санкции, определенная блокада в сочетании с катастрофической ситуацией в самой России как раз и привели к тому, что Москва сейчас не способна идти на большую агрессию и противостоять либо Украине, либо всему миру. Так что формат переговоров был очень красноречивым.

    Некоторые аналитики нашли совершенно постороннее заявление министра иностранных дел Германии, который принадлежит к партии Шредера, главного партнера Путина. Он сказал, что "о безопасности все равно придется говорить с Россией". Конечно, придется — без нее невозможно говорить о безопасности, потому что именно она опасность и создает. И это заявление попытались противопоставить всем словам Меркель и Олланда, прозвучавшим на этих переговорах.

    Тональность переговоров для Украины была очень выгодной. К нам нет претензий. Не так давно Тягнибок говорил, что на Украину оказывается давление и ее заставят признать выборы, которые пройдут осенью в ДНР и ЛНР. Это не так. В Берлине было четко сказано, что выборы могут проходить только по украинским законам, только при надлежащей подготовке, только по европейским демократическим принципам. Несмотря на все крики и истерики Лаврова, представителей ДНР и наших радикальных политиков, Евросоюз поддержал план изменений к Конституции. Это позитив. Все боялись, что Россия додавит европейских партнеров по переговорам, чтобы они добивались от нас не изменений к Конституции о местном самоуправлении и децентрализации, а изменений о федерализации и реальном особом статусе Донбасса. Но так не случилось, и ЕС поддержал наш вариант. Это значит, что у нас есть союзники в этом вопросе, и эта проблема для нас снимается.

    Можно сказать, что переговоры прошли в позитивном для Украины и негативном для Росси формате.

    Что касается звонка Меркель Путину во время переговоров. Участие в переговорах — это минский вариант, когда все участники, включая Путина, около 18 часов вели переговоры, где российский президент мог отстаивать свою позицию и что-то навязывать. Тут же, в Берлине, три стороны обсудили, договорились, перезвонили Путину и поставили перед фактом. Это несколько разные вещи: Путин при этом не участник переговоров и не участник вырабатывания позиции. Но от него зависит, будет ли дальше большая война, будет ли продолжаться позиционная гибридная война, либо будет мир. Поэтому ему звонили и с ним говорили, но это совсем другой вариант: договариваются партнеры, а потом звонят противнику, которого в данном случае даже не пригласили за стол переговоров.

    Не иметь контактов с Путиным можно только в одном случае — если у России нет армии (а она у нее есть), или если Европа готова по этой армии ударить. К этому никто не готов. В любом другом случае с Россией будут разговаривать. Но Россия — не участник переговоров.

    Что касается пересмотра формата переговоров. Да, хотелось бы идеала, но он возможен только тогда, когда на него согласятся все стороны. Основное — чтобы на другой формат переговоров согласился враг. Мы ведь переговоры ведем не для того, чтобы пообщаться с друзьями, а для того, чтобы договориться с врагом. Если враг не согласен на "женевский формат", то что бы ни делали, такого формата не будет.

    Очевидно, что формат с привлечением к переговорам Польши вряд ли реалистичен. Слабо себе представляю согласие Путина на включения Дуды в переговорный процесс, когда тот напрямую обвиняет Путина в убийстве президента Качиньского.

    К тому же, на мой взгляд, пока что Дуда занимается политической риторикой. Он еще не приступил к полноценному выполнению функций президента. Для него важно, чтобы его президентские полномочия были подкреплены полномочиями его однопартийцев в правительстве. То есть завершив президентскую кампанию и победив, он продолжает избирательную гонку — теперь парламентские выборы впереди. Все, что говорит сегодня Дуда, я бы пока расценивал как предвыборную риторику, агитацию и элемент популизма. Каждое заявление проверяется делами. Дуда сделал заявление о том, что хотел бы быть участником переговоров — ну и что? Это будет иметь значение тогда, когда будет дипломатическое обращение, отправленное участникам "нормандского формата", с просьбой Польши быть включенной в эти переговоры. Официально Польша ни разу не обращалась ни к одной из стран "нормандского формата". Поэтому, думаю, это лишь заявления для польской прессы, которые озвучиваются накануне выборов в польский Сейм, не более.

    Поэтому пока что речь об изменении формата переговоров по урегулированию ситуации на Донбассе не идет", — заявил он.

    kriminal.tv