Сейчас: 2018-10-21 23:21:07

    Новости

    Как на протяжении веков относились к органам правопорядка

    Автор: Филиппов Ярослав

    Полиция в Российской империи пользовалась самыми передовыми технологиями Полиция в Российской империи пользовалась самыми передовыми технологиями

    На днях исполнилось 300 лет российской полиции. Круглая дата осталась практически незамеченной

    Никто не произносил торжественных речей на центральных каналах и не благодарил полицейских за верную службу. У наших правоохранителей сегодня такой отрицательный имидж, что не захотели привлекать к событию внимание. На протяжении веков отношение к органам правопорядка несколько раз менялось — от восхищения до полного неприятия. Так как они докатились до такой жизни?

    Первое в России полицейское учреждение основал 25 мая (5 июня по «новому стилю»)‎ 1718 года Петр I. Начальником он поставил генерал-адъютанта Антона Дивиера. Те полицейские следили за чистотой улиц, выполняли функции пожарных и уже только потом охраняли покой граждан от преступников, «слоняющихся» и пьяниц. Обыватели особого пиетета к ним не испытывали и презрительно звали ярыжками, как прочих мелких служащих.

    Уважение граждан первым заслужил сыщик Николай Архаров. Этот легендарный московский обер-полицеймейстер раскрывал самые запутанные дела методом интуитивного тыка. Он определял степень виновности преступника, просто глядя тому в глаза. Удивительно, что прием, достойный «Битвы экстрасенсов», частенько срабатывал. Екатерина II как-то отправила ему письмо о том, что пропала серебряная посуда из петербургского собора, которую, по ее сведениям, спрятали в Москве. В ответ Архаров дерзко ответил, что искать ничего не будет, так как пропажа спрятана у императрицы под носом, и указал точный адрес.

    Имя Николая Архарова в XVIII веке оказалось на слуху из-за уникальных способностей по розыску преступников. Его подчиненных прозвали архаровцами, со временем это слово стало нарицательным
    Имя Николая Архарова в XVIII веке оказалось на слуху из-за уникальных способностей по розыску преступников. Его подчиненных прозвали архаровцами, со временем это слово стало нарицательным. Фото: wikipedia.org

    Сотрудников Архарова иронично прозвали архаровцами, и они нередко вместе со своим шефом становились героями анекдотов. Со временем это слово стало нарицательным, правда, до наших дней дошло в несколько другом значении.

    Резкое изменение в отношении к полиции произошло после восстания декабристов. Стражи порядка стали восприниматься просвещенной элитой и обывателями как «цепные псы самодержавия» и пример всего реакционного. Николай Гоголь в «Ревизоре» описал типичного полицейского того времени — Держиморду, в образе которого объединялись тупость, лизоблюдство перед начальством и грубость к подчиненным.

    Так продолжалось до судебных реформ, проведенных в 1866 году Александром II, после которых в обществе возник интерес к работе полиции. Открытые для широкой публики судебные заседания стали восприниматься как гастроли знаменитых артистов, а суд над преступником с яркими выступлениями прокуроров, адвокатов и следователей стал свое­образной предтечей современных реалити-шоу. Тогда же газеты начали печатать популярные у населения криминальные хроники и очерки с судебных заседаний, что, несомненно, популяризировало профессию сыщика. Этим богатым материалом не преминули воспользоваться писатели. С некоторой натяжкой первым российским детективом можно считать роман Достоевского «Преступление и наказание». Федор Михайлович вообще часто использовал сюжеты криминальной хроники в своих произведениях: роман «Бесы» был связан с нашумевшим делом террориста Сергея Нечаева, роман «Братья Карамазовы» также был основан на судебном очерке.

    Лавры писателя не давали покоя известному питерскому судье и прокурору Анатолию Кони, который начал прославлять свое имя, а заодно и престиж ведомства, описывая собственные удачные дела в рассказиках для бульварных газет.

    Больше всех руку к формированию положительного и героического имиджа служителей закона приложили сами сотрудники полиции, среди которых преобладали образованные люди высокой культуры. Со временем возник даже образ «русского Шерлока Холмса» — первого начальника Санкт-Петербургской сыскной полиции Ивана Путилина, чьи мемуары «Сорок лет среди грабителей и убийц» стали основой для сотен популярных детективов о его головокружительных приключениях.

    Сыскари настолько гордились своей принадлежностью к романтической профессии, что стали носить на лацкане пиджака значок с изображением идущей по следу легавой или вензель «МУС» — Московский уголовный сыск. Именно они стали причиной появления прозвищ «легавый» и «мусор».

    Мирового признания уголовный сыск Российской империи добился при Аркадии Кошко, которому собираются установить памятник в центре Москвы. На состоявшемся в 1913 году в Швейцарии Международном съезде криминалистов русская сыскная полиция была признана лучшей в мире по раскрываемости преступлений. Она активно использовала новейшие средства борьбы с преступностью. Например, составлялись альбомы с фотографиями воров и бандитов, создавалась база отпечатков пальцев. В то время когда на Западе преступников искали с помощью собак, наши уже имели в своем распоряжении более двух миллионов фотографий и столько же карточек с «пальчиками». Система розыска, внедренная в уголовном сыске России, была заимствована Скотленд-Ярдом и уже оттуда распространилась по всему миру.

    Внимание! Всем постам…

    После свержения монархии большевики создали собственную рабочую милицию. Пропаганду ее деятельности государство взяло в свои руки и приняло верное решение направить пропагандистский удар по новому поколению, которое и слыхом не слыхивало о Путилине и Кошко. В 1935 году выходит первая часть пенталогии Сергея Михалкова «Дядя Степа», а в 1939-м киностудия «Союз­мультфильм» снимает по ней мультик. С того времени советские дети не только перестают бояться милиционеров, но и хотят ими быть.

    Дядя Степа стал символом милиционера, одним из самых положительных и популярных образов советской литературы. Дети перестали бояться людей в форме и захотели носить такую же
    Дядя Степа стал символом милиционера, одним из самых положительных и популярных образов советской литературы. Дети перестали бояться людей в форме и захотели носить такую же. Фото с сайта ekthotels.ru

    Усиленное формирование положительного имиджа советской милиции продолжилось с послевоенным восстановлением мирной жизни. К нему подключился кинематограф. Один за другим выходят криминальные хиты. В 1957 году — «Улица полна неожиданностей» о молодом постовом Василии Шанешкине, блестяще сыгранном Леонидом Харитоновым. В 1964-м — без­у­словный шедевр «Ко мне, Мухтар!». В 1967-м — «Два билета на дневной сеанс» с молодым секс-символом Александром Збруевым. В 1969 году фильмом «Деревенский детектив» стартовала эпопея о легендарном Анискине, а в 1971 году начался показ многолетнего телецикла «Следствие ведут ЗнаТоКи».

    Министр внутренних дел Николай Щелоков лично просматривал перед прокатом все новые картины и одним из первых прочитал сценарий сериала «Место встречи изменить нельзя». Тогда же он учреждает премию МВД СССР по литературе. Таким образом Щелоков инициировал массовое создание произведений, в которых пропагандировали героический образ милиционеров. Многие из них потом стали сценариями фильмов.

    Николай Щелоков и его жена Светлана жили роскошно. Когда Николая Анисимовича обвинили в коррупции, боевая подруга застрелилась
    Николай Щелоков и его жена Светлана жили роскошно. Когда Николая Анисимовича обвинили в коррупции, боевая подруга застрелилась. Фото с сайта baltermants.ru

    В Советском Союзе служба в милиции оказывается не только почетной, но и выгодной.

    Младший лейтенант сразу после училища получал оклад в 200 рублей, тогда как средняя зарплата молодого специалиста на производстве составляла примерно 120. Государство обеспечивало правоохранителей всевозможными льготами. При таком расторопном руководителе менты жили намного лучше остальных граждан. Правда, после смерти Брежнева генерал Щелоков был смещен председателем КГБ Юрием Андроповым. Не в силах стерпеть обвинения в коррупции, он совершил самоубийство. Милиции был нанесен страшный репутационный удар. После него вся система покатилась под откос.

    Улицы разбитых фонарей

    В независимой России милиция переживала острый кризис. В пьяную эпоху Бориса Ельцина от чистого образа «Дяди Степы» не осталось и следа. Как и вся страна, сотрудники правоохранительных органов просто пытались выжить и делали это любыми доступными способами. Самым популярным в то время стал анекдот про молодого оперативника, который не приходил за зарплатой, потому что думал — раз дали пистолет, значит, вертись сам как можешь. Это привело к тому, что, по соц­опросу 1999 года, более 70 процентов населения не доверяло правоохранительным органам.

    Культовые советские фильмы о милиции посмотрели миллионы зрителей
    Культовые советские фильмы о милиции посмотрели миллионы зрителей
    Культовые советские фильмы о милиции посмотрели миллионы зрителей
    Культовые советские фильмы о милиции посмотрели миллионы зрителей
    Культовые советские фильмы о милиции посмотрели миллионы зрителей
    Культовые советские фильмы о милиции посмотрели миллионы зрителей

    Балдея под «Владимирский централ», молодежь 90-х стремилась в бандиты. Та жизнь воспринималась как единственно успешная для правильного пацана, а слово «милиционер» стало синонимом неудачника. Об этом периоде хорошо рассказано в культовом многосерийном фильме «Улицы разбитых фонарей», где брошенные государством на произвол судьбы милиционеры с нищенской зарплатой и в потертых куртках пытаются противостоять хорошо вооруженной и богатой организованной преступности.

    Ментовские войны

    В 2011 году милицию переименовали в полицию. Обновился кадровый состав, повысилось материальное благосостояние, и при этом к сотрудникам органов накрепко прилипло определение «оборотень в погонах».

    На фоне постоянных скандалов и разоблачений, что на самом деле является хорошим показателем самоочищения МВД, редкие новости о подвигах полицейских проходят совершенно незамеченными.

    Вместо сериала «Место встречи…» у нас на деньги государства снимают фильмы типа «Ментовских войн», «Глухаря» и прочих. Там если и есть герой — единственный честный опер, то он выглядит каким-то маргинальным отщепенцем не от мира сего. Но и ему не везет, потому что начальники у него в большинстве случаев тупые солдафоны, хорошо, если без криминальных связей.

    У полковника Захарченко обнаружили больше 9 миллиардов рублей
    У полковника обнаружили больше 9 миллиардов рублей. Фото: © РИА «Новости»

    В итоге у современного МВД до сих пор так и не появилось своего лица, хоть и есть реальные герои. Вряд ли кто с ходу назовет фамилию министра внутренних дел. Единственный полицейский в стране, чья фамилия на слуху, — это полковник Дмитрий Захарченко. Тот самый, у которого в квартире нашли больше девяти миллиардов руб­лей. Именно он стал в прошлом году лидером среди полицейских по упоминанию в СМИ.

    Как исправить сложившуюся ситуацию? Для начала вместо юбилейного концерта для генералов снять несколько документальных фильмов о современных героях. И постоянно писать о подвигах тех, чья «служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна…».





    Источник: “https://www.eg.ru/society/550455/”