Сейчас: 2018-10-19 22:41:48

    Новости

    Смутный Саратов



    1319991

    1 мая 1902 года — антицарский

    Саратов — город воровской в историческом значении этого слова (воръ — бунтовщик против государя), склонный к разинщине и пугачевщине. Мирные формы протеста здесь прививались медленно и с трудом. И надо сказать, существовавшие в России большую часть ее истории порядки этому совсем не способствовали. Первая политическая демонстрация в Саратове состоялась 1 мая 1902 года. Маршрут станет потом знакомым. Демонстранты, собравшись на Верхнем базаре (сейчас на этом месте — здание правительства области), со знаменами и лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствует социализм!», «Да здравствует 8-часовой рабочий день!» про­шли по нынешней ул. Радищева до Немецкой улицы (ныне проспект Кирова), где на демонстрантов напала полиция. Участников лупили и хватали всех, кто попадался под руку, в том числе случайных прохожих. Через полгода состоялся суд над демонстрантами, семеро из них были приговорены к вечной ссылке на поселение. Событие попало в европейские газеты, где недоумевали, как можно навечно осуждать людей за мирное выражение взглядов.

    19 октября 1905 года — еврейский погром

    Урок был усвоен. В следующий раз горожане собрались по своей воле на мероприятие, негласно поощряемое властями и вдохновленное проповедями самого епископа Гермогена. 19 октября 1905 г., после опубликования Манифеста 17 октября о даровании свобод, на Театральной площади около дома Вакурова, где помещалось управление РУЖД, с 11 часов утра собралась большая толпа народа, преимущественно служащих и рабочих железной дороги. Несколько человек произносили речи, которые носили явный антиправительственный и антимонархический характер. Это обозлило торговцев на соседнем Верхнем базаре, вдохновленных яркими реакционными проповедями владыки. Около часа дня продавцы базара и рабочие подтянулись к Театральной площади и принялись забрасывать толпу демонстрантов камнями. В ответ раздались выстрелы революционных боевиков. В центре города началось побоище, прерванное только с появлением войск — четырех рот солдат и казаков. Толпу революционеров разогнали, однако черносотенцы не успокоились, и, периодически рассеиваемые казаками, вновь собирались толпами на соседних с площадью улицах и двигались во все стороны, громя магазины и лавки еврейских купцов и избивая евреев. Демонстрация превратилась в еврейский погром.

    С пяти часов вечера одновременно в разных местах центральной части города и базара отдельные группы простого народа стали громить еврейские магазины и квартиры, затем подожгли молитвенный дом и синагогу и не давали пожарным тушить огонь. В связи с этим были подтянуты дополнительные силы казаков, пехоты и полиции, что еще более активизировало погромы в других частях города. Как пишет историк В. Хасин, «накал беспорядков продолжал возрастать, не утихая даже ночью. Наряд войск и полиции находился на улице всю ночь на 20 октября до прихода новых смен, но это мало способствовало улучшению положения».

    По данным полиции, за 19-20 октября в разных местах города были убиты 3 и 7 умерли в больнице, разгромлено 168 магазинов и квартир, ранены 124 человека, из которых 68 тяжело, задержаны с вещами 52 человека. Среди евреев убитых не было.

    Февраль 1917 года — достать чернил и плакать

    Как ни странно, никаких митингов и демонстраций в Саратове не было. По воспоминаниям А.А. Минха, бывшего гласным Саратовской думы, в городе было тихо. Только на базарах шушукались и распространяли самые невероятные слухи. «Видные общественные работники, гласные городской думы — начеку. Полиция как-то притихла, городовые молча косятся на кучки народа на улицах. Никаких выкриков, никакого «безобразия», только всюду шепчутся и чувствуется, внутри каждого что-то зреет…» Когда же революция в Петрограде победила и царь отрекся, в Саратове все обошлось без митингов — «ни в первый день, ни в ближайшее время по объявлении революции никаких «бесчинств» более не было и огромные толпы народа, где бы… они ни скоплялись в эти первые дни всеобщего ликования, вели себя образцово, дисциплинированно».

    В октябре 1917 г. в Саратове был вооруженный захват власти большевиками, так что и тогда демонстрации населения никакой роли в политических переменах не сыграли. Может быть, я неправ, но мне кажется, что «ликование» и политические манифестации периода революции — это немного другая история, чем гражданские выступления, о которых идет речь в этой статье.

    11 февраля 1989 года — прорыв КПСС

    В советский период несанкционированных демонстраций в Саратове не было. Все ходили стройными колоннами под красными флагами 1 мая и 7 ноября по разнарядке, спущенной из парткома. Когда я был студентом, в середине 1980-х, то еще застал эти времена и тоже ходил, а еще больше любил сбегать с демонстрации и дворами и разными лазами проходить через оцепление — такое было развлечение. Надо сказать, что на площадь Революции не пролез ни разу, но подбирался близко. Во время последней советской демонстрации, которую я помню, студенты-историки, проходя мимо партийной трибуны, развлекались тем, что в ответ на льющиеся оттуда призывы кричали «дурак!». Издали это звучало в точности как «ура!», а нас веселило.

    Вскоре общественный подъем, подстегнутый перестройкой, захватил и Саратов, и 11 февраля 1989 года впервые люди вышли сами — против КПСС. Народу было очень много, большая толпа разделилась на две колонны, одна из которых митинговала на набережной, а другая с площади Революции пошла на обком партии. Зрелище было внушительное — нескончаемая толпа решительно настроенных людей, недовольных положением дел и требовавших перемен. Тогда стало очевидно, что в СССР что-то необратимо меняется, монолит власти треснул, если даже в сонном Саратове происходят такие события. После этой демонстрации в Саратове даже образовалось «Движение 11 февраля», позже переродившееся в малочисленную радикальную группу оголтелых сначала «демократов», а потом «патриотов». Несмотря на напряжение в толпе и вокруг, шествие было мирным. Милиция не вмешивалась и никого не хватала.

    1 мая 1990 года — били всех

    Менты отыграли свое через год, 1 мая 1990 года, когда мирная колонна протестантов, участвовавшая в первомайской демонстрации, была жестоко разогнана и избита милицией и курсантами училища МВД (которое напротив университета — мы называли его «училищем полевой жандармерии»).

    Саратовские оппозиционеры, ставшие к тому времени весьма заметными и разделившиеся на многочисленные группы и фракции — от демократических до националистических, — решили, что они достаточно сильны, чтобы участвовать в официозном шествии и показать властям, что у них нет монополии ни на что — даже на Первомай. Участвовали все — социалисты, социал-демократы, демплатформа КПСС, монархисты. Объединенная колонна под пестрыми флагами (от красных до черно-желто-белых) и не менее пестрыми транспарантами двинулась от университета по проспекту Ленина к площади Революции, влившись в организованное шествие КПСС. Партийные чинуши шарахались от этой колонны как черт от ладана, а простые участники красного шествия вполне дружелюбно поддерживали. Но на перекрестке с улицей Горького колонну протестантов отсекли милиционеры и курсанты «фельд­жандармерии» и начали избивать. Били всех — и стариков, и женщин, и детей, рвали триколор, топтали лозунги. Интересно, что разогнать колонну не смогли — ее только вытеснили прочь от площади. Люди нашли в себе силы дружно двинуться освобождать схваченных товарищей, которых уволокли в Волжское УВД, добились своего и потом еще митинговали на Бабушкином взвозе. Спрашивается, и чего хотела тогдашняя власть добиться этим избиением? Жить КПСС оставалось немногим более года.

    Август 1991 года — никакого ГКЧП

    Последний крупный митинг, на который люди в Саратове приходили сами, на моей памяти до нынешних событий был в августе 1991 года. 19-21 августа я ехал из Ленинграда в Саратов через Москву, побывал у Белого дома, так что после московских толп и бронетранспортеров на улицах, обклеенных листовками Ельцина, мне Саратов показался тихим и провинциальным, но и у нас шли бурные события. 19-го всем было страшно и лишь немногие толпились на площади. 20-го уже было гораздо больше людей, а 21-го собрались толпы народа. Выступали и представители власти, перешедшие на сторону Ельцина, — бывший первый секретарь саратовского горкома КПСС Владимир Головачёв, потом ставший полпредом Ельцина в регионе, и начальник облУВД Виталий Шинкаренко. Как говорят, именно его короткие слова «Я не знаю никакого ГКЧП. МВД подчиняется только президенту России Ельцину» взорвали площадь. Всем стало ясно, что ГКЧП проиграл. Впрочем, он проиграл, разумеется, не в Саратове, но люди, выходившие на защиту Конституции на Театральную площадь, делали это сознательно, понимая, чем они рискуют, если дела в стране пойдут плохо.

    Февраль 2012 года — День сурка

    Я сам участвовал в свободных митингах еще несколько раз. Было еще какое-то шествие по проспекту Кирова зимой, довольно мощное, толпа шла по улице размахивая флагами, а с балконов и из окон домов на нас глазели люди. По поводу чего шли и когда — я уже не помню. Мой последний митинг состоялся в дни нападения НАТО на Сербию. Тогда мы — Земский союз — вышли на улицу под черно-желто-белым флагом, который прохожие почему-то сочли юго­славским. Было нас несколько десятков человек, было забавно идти и махать флагом и громко кричать что-то против НАТО, но в общем я хорошо понимал, что это смешно и время митингов прошло.

    Потом вернулись времена партийных колонн и разнарядок. Это было еще смешнее, чем в 1980-е, и воспринималось как некий ритуал. Я обычно отмечался о явке у здания Дома книги на проспекте, уходил на ул. Яблочкова, где ставил машину, и уезжал на дачу. А когда работал проректором, однажды пришлось вывести на митинг «ЕР» колонну студентов. Ничего, вдвоем с другим проректором — Володей Митрохиным — построили несколько тысяч студиозусов во дворе СГУ, без всякой милиции по тротуару провели на площадь и отрапортовали. Но это, конечно, ни на какие настоящие митинги и близко похоже не было. Скорее на то, что недавно делали на Поклонной.

    Добровольно-принудительных шествий в наши дни — пруд пруди. Тем не менее начались митинги, на которые люди ходят не по разнарядке, а по зову сердца. История сделала полный круг.

    ЦИТАТНИК. Александр ЛАНДО, депутат Саратовской облдумы от «Единой России»:

    Мы зачем перинатальный центр построили? Чтоб он на полную мощь работал! А сегодня это хороший дом отдыха для пребывания женщин, которые находятся в предродовом состоянии.

    Дмитрий Чернышевский

    Издание: МК в Саратове

    Номер: №9 (757) 22-29.02.2012