Сейчас: 2018-10-22 22:50:16

    Новости

    Зачем владелец «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили променял молоко на олово

    Зачем владелец «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили променял молоко на олово
    Зачем владелец «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили променял молоко на олово

    Один из основателей «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили намерен начать бизнес в Африке и торговать металлами, которые называются «конфликтными минералами». Считается, что этот бизнес крайне рискован. Вряд ли новое дело связано исключительно с тягой российского предпринимателя к приключениям: известно, что Давид Якобашвили последовательно старается избавиться от своего бизнеса в России. Вероятно, новые экономические условия в стране не подходят для бизнесменов лихих 1990-х.

    Грандиозные планы

    Давид Якобашвили вместе с партнерами доли в двух африканских компаниях в Руанде и Конго, и намерен заняться торговлей кобальтом, оловом, золотом, танталом и прочими минералами. Инвестиции в проект оцениваются порядка $200 млн.

    Эксперты полагают, что дело это рискованное, но сулящее огромную прибыль, ведь минералы массово используются в современной технике.

    Партнеры планируют, что ежемесячно в Конго и Руанде будет продаваться 20–25 контейнеров олова, два-три контейнера тантала, а также до 3 тонн золота в год. Выручка должна составить $200–300 млн в год. Помимо этого, в Гане компаньоны собираются реализовывать 10–20 тонн золота в год, что должно принести порядка еще $400–800 млн.

    Читайте также: Не в коня корм

    Похоже, Давида Якобашвили не очень смущает очевидная опасность этого проекта, ведь из-за быстрой прибыли за добычу и реализацию минералов идет постоянная борьба между многочисленными военными группировками. Больше всего их добывается в Восточном Конго. С 1998 года, за счет средств, полученных от продажи этих минералов, вооруженные формирования убили более 5 миллионов человек. Примерно два миллиона людей лишились крыши над головой. Собственно поэтому эти минералы и получили название «конфликтных и кровавых».

    Одна из версий

    Впрочем, наверное, мало, чем можно смутить тех, кто начинал свое дело в конце 1980-х. Вхождение в бизнес многих из них, в том числе и самого Давида Якобашвили, выглядит .

    Давид Якобашвили долгое время вел вполне заурядную жизнь. Он работал в Метрострое, затем служил во вневедомственной охране и вдруг неожиданно в 1988 году в центре открывает в Москве на Чистых прудах элитный салон красоты «Женьшень». Поговаривают, частым посетителем этого салона мог быть Сильвестр — король преступного мира девяностых годов, лидер Ореховской ОПГ Сергей Тимофеев.

    В баре салона, по-видимому, работала Ольга Жлобинская, будущая жена Тимофеева. Впоследствии она сделала блестящую карьеру на финансовом поприще, став председателем правления Московского торгового банка, прославившегося в середине девяностых мощными скандалами.

    Конечно, нет никаких оснований подозревать почтенного бизнесмена, состояние которого Forbes оценил в $900 млн, в связях с криминальным миром. Но как-то выходило так, что бизнес, которым занимался Давид Якобашвили и его партнеры на заре карьеры, был связан именно с теми отраслями, где зачастую собираются преступные элементы, будь то торговля поддержанными иномарками или игорный бизнес. Так, созданная компания «Тринити» стала завозить в Петербург и Москву первых «одноруких бандитов». А после появления казино «Тринити» вместе со шведской компанией, занимающейся игорным бизнесом, и концерном «Олби», принадлежащим предпринимателю Олегу Бойко, построили самый большой тогда в столице игорный комплекс — казино «Черри» и ночной клуб «Метелица» на Новом Арбате.

    Ну и наконец, как в связи с этим не вспомнить родственника Якобашвили, члена совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн» Гавриила Юшваева, отсидевшего девять лет за разбой. Юшваев женат на племяннице Давида Якобашвили.

    Гавриил Юшваев человек не публичный, но имя его стало на слуху после известной осенью прошлого года в Москва-Сити. Тогда и стало известно, бизнесмен являлся совладельцем той самой башни «Око» с ресторанами, где и произошло сие печальное событие. Правда, по данным СМИ, был тогда в Москва-Сити Гавриил Юшваев таких авторитетных господ как Сергей Аксенов (Аксен) и Сергей Лалакин (Лучок).

    Впрочем, наверное, сейчас уже не столь важно, каким образом заработали предприниматели свои деньги. Победителей, как известно не судят. А компания «Вимм-Билль-Данн» считалась прозрачной и по российским, и по международным меркам. В феврале 2002 года прошло первое размещение акций компании на Нью-Йоркской фондовой бирже. За один день цена на бумаги «Вимм-Билль-Данн» поднялись с $19,5 до $22,6 за акцию. А компания в итоге заработала более $200 миллионов.

    Трудности управления

    Но это дела прошлых дней. Интересно, как ведут свои дела предприниматели сегодня. Якобашвили и его партнеры , как и в 1990-е годы, диверсифицировать свой бизнес. Есть у них, например, 800 элитных коров на ферме, расположенной в Горках-2, 200 000 гектаров земли в долгосрочной аренде в Волгоградской области, и другие проекты.

    Последние годы Давид Якобашвили не скрывал, что готов продать большинство своих активов. Правда, он не соглашается с тем, что, например, у «Вимм-Билль-Данна» или других его компаний есть серьезные проблемы. Впрочем, и о каких-то мегауспехах говорить можно с натяжкой.

    Очевидно, российский рынок изменился. Есть мнение, что Давид Якобашвили с партнерами столкнулись с настоящей рыночной конкуренцией. И те качества, которые были необходимы для того, чтобы заниматься бизнесом в 1990, не достаточны для управления компанией сегодня. Не хватает умений планирования, выстраивания стратегии и т.д.

    Хотя можно дать и иное объяснение происходящему. В момент все большего огосударствления российской экономики таким людям как Якобашвили и его партнерам остается все меньше простора для маневров.

    Стоит вспомнить, что бизнесмену пришлось отдать свой 45-процентный пакет в «Краснодарнефтегазе» после скандала и суда Газпромбанку, хотя многие тогда заявляли, что конечным покупателем является все-таки Роснефть. С государством, как говорится, не поспоришь.

    Может быть от того и возникают такие рисковые проекты с конфликтными минералами в далеком Конго. Примеров того, что российским бизнесменам первой волны удается выжить в новых «джунглях», крайне мало. Навскидку в голову сразу приходит печальная история создателя российской платежной электронной системы TeleMoney, питерского бизнесмена Виталия Шубинского. Виталий Шубинский консультировал разработку аналогичной системы Pagatodo той же фирмы в Колумбии и в столице Боготе во время «прогулки миллионера».

    Время покажет, сможет ли Давид Якобашвили доказать, что российский предприниматель и в Африке – предприниматель.